«

»

Апр 20

Минуя приёмный покой

12121212_cr

Сегодня, дорогие читате­ли, мы начинаем долгую экс­курсию по отделениям Цент­ральной районной больницы. Постараемся побывать в каж­дом, познакомиться с работа­ющими там специалистами, оценим оснащение палат, по­говорим о лекарственном обеспечении.

Первое отделение, куда мы отправляемся, неврологи­ческое — для больных с ост­рым нарушением мозгового кровообращения.

Первая задача — наладить взаимодействие

Неврологическое отделение в составе сосудистого центра открылось в январе 2011 года, возглавила его Оксана Алексе­евна Путинцева. После оконча­ния медицинского вуза она пять лет работала в Волгограде, по­том вернулась в родное Уварово:

  • Было это в сентябре 2010 года. Пришла я в отдел кадров ЦРБ, спросила, не требуется ли невролог. Оказалось, что не про­сто невролог нужен, а заведую­щий отделением…

Сейчас Оксана Алексеевна вспоминает, что в первые неде­ли работы отделения сложнее всего было наладить взаимодей­ствие с больницами других му­ниципалитетов:

  • Мы обслуживаем восемь районов, требовалось объяснить коллегам необходимость ско­рейшего перевода поступивших в их медучреждения больных к нам, организовать их оператив­ную доставку. Это очень важно: когда речь идёт об инсульте, медлить нельзя.

Немедленно в БИТ!

  • Слова об опасности малей­шего промедления подтвержда­ются тем фактом, что человек с инсультом отправляется в невро­логию, минуя приёмный покой. Его сразу же осматривает врач невролог: сама Оксана Алексе­евна или её коллеги Сергей Ни­колаевич Шайдаров и Фаррух Та- ваккалович Мирзоев. В первую очередь, с помощью компьютер­ного томографа, они выявляют зону поражения головного мозга.
  • Определяют вид инсульта: ише­мический или геморрагический. Ишемический — это закупорка со­судов, а во втором случае имеет место кровоизлияние.
  • После обследования пациен­та размещают в БИТе — блоке ин­тенсивной терапии. Здесь про­водится ЭКГ-мониторинг, при­водится в норму давление, пульс. В случае необходимости больного подключают к аппарату искусственной вентиляции лёг­ких. Все процедуры осуществля­ются под строжайшим контро­лем реаниматолога Юрия Павло­вича Иванова.

Три часа

Через пять-семь дней паци­ентов переводят в палату ранней реабилитации. Их восстановле­ние зависит от многих факторов, главнейший из которых, опять же, время оказания первой помощи. Оксана Алексеевна поясняет:

  • Если больной поступил к нам в первые три часа после мо­мента начала острого инсульта, то мы имеем возможность про­вести тромболитическую тера­пию. Иными словами, вводим че­ловеку препарат, способный растворить тромб в сосуде го­ловного мозга. В этом случае после курса лечения наступает полное восстановление.
  • Часто такое происходит?
  • В том-то и беда, что редко. Человек, почувствовавший пер­вые симптомы инсульта, далеко не всегда торопится вызывать «скорую». Подожду, мол, немно­го, может, само пройдёт. А ждать-то ни в коем случае нель­зя! Наблюдается малейшее на­рушение речи, ощутили онеме­ние конечности — сразу в больни­цу! Иначе реабилитация будет долгой, и говорить о полном вос­становлении можно далеко не в каждом случае.
  • У каждого своё хозяйство
  • Мы идём по коридору. В БИТ меня не пускают: «Там тяжёлые больные, не будем беспоко­ить.». В палаты заглядываю на несколько секунд. Отмечаю, что везде чисто, и постельное бельё свежее. За порядком в отделе­нии следит сестра-хозяйка Тать­яна Васильевна Майорова. Она и в «прачку» бегает, и своевремен­ную уборку помещений органи­зует. Сейчас вот первым делом проверяет, надеты ли на мне ба­хилы.
  • В процедурной хлопочет старшая медицинская сестра Наталия Николаевна Фурсова. Тут у неё своё «хозяйство» — бе­лые шкафчики с лекарствами. У Наталии Николаевны «ревизия»: она оглядывает полки, выясняет, все ли необходимые препараты имеются в наличии. Потом торо­пится на медицинский склад, чтобы пополнить «свои» запасы. Теперь ей уже не до корреспон­дента. В неврологическом отде­лении, как на фронте: недостаёт боеприпасов — проигран бой. Только боеприпасы здесь — ме­дикаменты…

Розетки, шпингалеты и замки

Очень интересен кабинет ле­чебной физкультуры — в нём, собственно говоря, и происхо­дит восстановление больных. Врач ЛФК Оксана Алексеевна Репина и врач-физиотерапевт Юрий Николаевич Егоров дела­ют назначения, дают «домашнее задание» своим подопечным. А помогает и им, и пациентам мед­сестра по физиотерапии и мас­сажу Татьяна Александровна Милосердова. Она-то вместе с заведующей отделением и про­водит для меня небольшую экс­курсию:

  • Вот приборы для электро­стимуляции, магнитотерапии. Это лазер, здесь массажный стол. Тренажёры, чтобы восста­навливать двигательные функ­ции организма, разрабатывать конечности после паралича: ве­лотренажёры, беговая дорожка. Там — шведская стенка, здесь — стол для кинезиотерапии: на нём наши больные заново учатся са­мостоятельно переворачивать­ся.

Мой взгляд упирается в сте­ну, на которой прибиты всевоз­можные бытовые мелочи. Есть здесь розетки, дверные ручки, замки со вставленными в них ключами. Выясняю, что всё это нужно для разработки мелкой моторики. Больным даётся зада­ние открыть ключом «дверь», вставить вилку в «розетку», по­вернуть дверную ручку, защёлк­нуть шпингалет и т.п. Всё это не­обходимо, чтобы не ощущать се­бя беспомощным в быту.

Смягчить психологический удар

Вернуть пациентам возмож­ность связно говорить — задача логопеда Елены Евгеньевны Ку­дрявцевой. В её работе свои тонкости, свои сложности. У соцработника неврологического отделения ЦРБ Татьяны Никола­евны Горчаковой хлопот не меньше. Её обязанность — выяс­нить, в каких условиях прожива­ет больной и сможет ли он адап­тироваться в привычной среде, если вернётся домой с так назы­ваемым неврологическим дефи­цитом.

Лечить человеческие души призвана медицинский психолог Вероника Анатольевна Наседки­на. Я интересуюсь, какая связь между неврологией и психоло­гией. Заведующая отделением О.А.Путинцева отвечает:

  • У больных с острым нару­шением мозгового кровообра­щения часто случаются депрес­сии. Сами подумайте: вчера че­ловек был относительно здоров, а сегодня, к примеру, частично парализован. И это хорошо, ес­ли он сможет сам себя обслужи­вать. А если оказался полностью беспомощным? Представляете, какой это удар для него? Вот в таких случаях и проводятся пси­хологические разгрузки, Веро­ника Анатольевна помогает па­циенту пережить обрушившееся на него горе. Бывает, что по­мощь психолога требуется род­ственникам больного: им тоже нелегко осознавать, что их близ­кий человек уже не сможет вер­нуться к привычной жизни.

P.S. Мы ещё долго беседова­ли с работниками неврологичес­кого отделения. Я узнала о суще­ствовании и оснащении специ­альной палаты для ветеранов Ве­ликой Отечественной войны. О вторичной профилактике инсуль­та: при выписке больным назна­чаются препараты, которые они будут принимать постоянно в те­чение всей своей дальнейшей жизни. Поговорили о причинах возникновения нарушения моз­гового кровообращения и о том, кто находится в группе риска. И попрощались с заведующей от­делением, врачом-неврологом первой квалификационной кате­гории Оксаной Алексеевной Пу- тинцевой. Она уезжает из Уваро­ва на другое место жительства через день после выхода в свет этой статьи.

О.ХАРЛАМОВА.