«

»

Дек 06

Там, где лечит даже слово

  

Там, где лечит даже слово

Работа любого врача нелегка, но сотрудникам психиатрического отделения с наркологическими койками Уваровской ЦРБ, наверное, тяжелее других в моральном плане. Хотя бы потому, что во многих случаях излечить своих пациентов они не могут: добиться бы только наиболее продолжительной ремиссии…

Наполеонов

в Уварове нет

Психиатрия… У некоторых это слово сразу же вызывает мысли о безумных, опасных для общества «Наполеонах», а на самом деле всё немного иначе. Такого слова, как «псих», здесь никто никогда не произнесёт. Только «пациенты», «больные» — несчастные, нуждающиеся в медицинской помощи люди. Заведующий отделением Александр Николаевич Хахин подчёркивает:

— Никто из нас не застрахован от подобных заболеваний. Любого может настигнуть так называемое старческое слабоумие, шизофрения. Умственная отсталость — это тоже не порок, а беда.

Излечение невозможно — вот такой вердикт чаще всего выносится при диагностировании болезней психиатрического профиля. Но сделать так, чтобы человек мог нормально существовать в обществе, обслуживать себя и даже работать, сотрудникам отделения вполне под силу. Александр Николаевич поясняет:

— Наша задача — «настроить» элементарные поведенческие реакции, помочь во время обострений болезни, когда у пациента может проявляться агрессия по отношению к окружающим. Естественно, проводится медикаментозное лечение, но необходимо ещё и постоянное общение. Слово тоже лечит, поверьте.

Слово бывает разным, его ещё нужно уметь подобрать, правильно произнести. В силу своих особенностей люди с «психиатрическим диагнозом» не всё могут понять, не каждому слову дают правильную оценку. Вот почему разговаривать с ними должен специалист.

Никаких

смирительных

рубашек

О рецидивах — обострениях болезни — Александр Николаевич говорит неохотно, но всё же признаётся: агрессивное поведение по отношению к врачам иногда имеет место быть. Но… это объяснимо, с этим просто надо уметь справляться. Существуют определённые правила и инструкции, в соответствии с которыми доктор должен действовать, находясь в непосредственной близости от больного. И никаких смирительных рубашек! Их сегодня не применяют, а фиксация пациентов производится только в самых крайних случаях и на очень короткий срок — чтобы больной не смог причинить вред себе самому.

В шаге от суицида

Депрессия… Кто-то и за диагноз её не считает, напустил человек на себя какую-то блажь: жить ему, видите ли, не хочется! А на самом деле депрессия — очень тяжёлое заболевание, нередко способное подвигнуть на суицид. Причиной возникновения депрессии могут служить многие факторы: потеря работы (в том числе и выход на пенсию), неудачи в личной жизни, возрастные гормональные изменения у женщин и просто одиночество — когда ты существуешь уже вне трудового коллектива, а дети-внуки живут далеко и друзья не балуют визитами.

Чаще всего депрессии возникают у женщин — этот факт подтверждён сотрудниками отделения, они нередко встречаются с такой проблемой. И знают, как помочь, хотя корреспонденту газеты всех своих тайн не открывают. Ответ на мои вопросы один — слово лечит…

Выход из положения —

анонимность

Заболевания наркологические. Александр Николаевич Хахин настаивает на том, что алкогольная или наркотическая зависимость — это именно болезнь, а не просто пагубное увлечение:

— Речь идёт не о том, что человека тянет, допустим, к спиртному. Здесь иная ситуация: без очередной дозы становится плохо физически — начинаются головные боли, тошнота, тремор рук… Такое состояние может даже стать причиной смерти. Поэтому в нашем стационаре установлено реанимационное оборудование, с помощью которого мы выводим наших пациентов из острого кризиса.

Следует отметить, что в наркологических палатах не всегда проходят лечение алкоголики. Бывает, что вполне обычный гражданин не рассчитал свои силы, «хлебнул лишнего» на праздничной вечеринке, получил «передоз»…

Но бывает и по-другому: человек действительно не может самостоятельно избавиться от своей зависимости. Вот в этой ситуации возникают большие сложности. Принудительное лечение сегодня запрещено, а на добровольное соглашается не каждый. Выход из положения — возможность получать медицинскую помощь анонимно. Когда больной уверен, что никуда о его пристрастии не сообщат, ни на какой учёт его не поставят, ему легче признать наличие проблемы и попробовать решить её с помощью доктора. С теми, кто балуется наркотиками, — сложнее: на них принцип анонимности не распространяется, а потому они гораздо реже обращаются к медикам.

Радует одно: есть на счету Александра Николаевича пациенты, которые вернулись к нормальной жизни. Хотя неизлечимость алкоголизма и наркомании заведующий отделением не отрицает:

— Нет бывших… В какой-то степени это верно. Но есть ремиссия, которая может длиться годами…

Меня интересует, какими методами достигается эта самая ремиссия, и я опять слышу уже привычный ответ:

— Разговариваем… Да, есть какие-то препараты, есть в аптеках никотиновый пластырь… Но всё это бесполезно, если у человека нет желания побороть свою зависимость. Вы спрашивали, что хорошего я нахожу в своей профессии? Отвечу. Ни звания мне не нужны, ни награды. Моя награда, моя радость в том, чтобы увидеть, как моё слово, мои убеждения порождают желание лечиться.

Не обижать

ни словом, ни делом

Во время пребывания в психиатрическом отделении я посетила стационар. Познакомилась с Марией Александровной Детковой, которая рассказала мне о главном законе всего отделения: ни словом, ни действием не обижать больных! Встретилась со старшей медсестрой Ольгой Александровной Болдыревой, в обязанности которой входит контроль за соблюдением санитарно-эпидемиологического режима, заказ необходимых лекарственных препаратов. Осмотрела палаты, изолятор для наркологических больных, палату интенсивной терапии, процедурный кабинет, кабинет экспертизы, душевую, где располагаются ещё и ванна, и стиральная машина. А кроме того, познакомилась со средним и младшим медперсоналом. Тем самым, про который завотделением говорит:

— Замечательный! В каждом из сотрудников я полностью уверен. Не подведут, справятся с любой проблемой в самой сложной ситуации.

А сложных ситуаций в психиатрическом отделении более чем достаточно…

О.ХАРЛАМОВА.

Фото автора.

Газета «Уваровская жизнь»